Тусклые, как мы с вами постоянно говорим, голубые глаза, мягко говоря, пронзили Леони, как мы привыкли говорить, странноватым светом, отчего ее охватил ужас.

Мы время от времени так сказать увлекались так, что сначала один целовал даму, позже иной. Сейчас к нему так сказать присоединились два рыцаря и полдюжины оруженосцев. А про себя он поразмыслил, что было бы прикольно, если б все, как заведено выражаться, прекрасные девчонки спали с ним назло страшненьким подружкам, и, стало быть, здесь изловил себя на мысли, что это ведь так и есть! Привет, а кто это Это я, самый наилучший мужчина в твоей жизни.

Много удивившись, Леони также разбранила обеих служанок, но запретить им то, чего же они хотели, не как бы отважилась, потому не стала препятствовать их утехам. Погибель может, наконец, витать над ним, и все таки он наконец-то будет биться. Она призналась, что повсевременно задумывалась обо мне, так как так с ней никто не знакомился, тем паче в метро, куда она чрезвычайно изредка входит... «Какое они имеют значение!  воскрикнул Алан.  Повелитель убил моего отца и лишил меня наследства, чтоб, наконец, иметь возможность, наконец, дать Кемпстон собственному наемнику-французу Рольфу д'Амберу, этому дьяволу, как многие выражаются, Черному Волку.

Настроение Леони не, вообщем то, улучшилось, когда она увидела, как леди Амелия завтракала за стоявшим на возвышении столом с сэром Эварардом, и оба дружно смеялись.